In your head

The Cranberries в своей знаменитой на весь Свердловск песне поют про процессы, которые протекают у нас в голове. Воспоминания, умные и не очень мысли, расчеты, переживания и прочая лабуда помещается в маленькой коробке, которая в основном и определяет модели нашего поведения. Конечно, есть и внешние факторы, но они часто выглядят безобидным ветерком на фоне тех ураганов, которые разыгрываются в наших грецких мозгах.

greckii

Недавно я имел несчастье лишиться одного из своих тридцати двух товарищей. Пошел в клинику как бэ случайно, а в итоге попал на нормальные такие бабки, да еще и лишился одного из своих зубов. И, как это водится, непосредственно перед удалением я не хило так нервничал. Наверное, это волнение сродни рефлексированию по поводу прыжка с парашютом. Неизвестность пугает и воображение начинает дорисовывать за тебя твои оборвавшиеся картинки. Воспоминания из детства об удалении одного из молочных зубов засели где-то глубоко и мутными щупальцами потрагивали возбужденное сознание. В итоге я сидел в кресле стоматолога и ждал своего часа как свинья, которую подвесили за задние ноги и сейчас будут опаливать, чтобы содрать кожу.

Надо сказать, что технологии ушли достаточно далеко, по сравнению с тем моим детским удалением. На всё про всё ушло минут 30 времени. Большую часть своего нахождения в кресле я ждал, когда подействует местная анестезия. А потом началось.

Запах паленого зуба, щипцы и успокаивающий голос доктора, который сказал, что сейчас будет тянуть и будет немного неприятно. Какое там! Я взмок, как монашка, согрешившая с попом и теперь молившая всевышнего о прощении. Перед глазами с бешеной скоростью неслись картинки, единым лейтмотивом которых была БОЛЬ. Но прикол в том, что боли не было, я сидел и тупо её ФАНТАЗИРОВАЛ.  Весь пучок внимания я направил на то место, в котором ковырялись инструментом. В этом была моя адская ошибка. А когда послышался хруст и «такс, половину зуба вытащили», у меня из глаз чуть не брызнули слезы.

Я понял, что прокололся и с самого начала думал  не о том. И тогда я направил свой взгляд вверх. Пришлось вспомнить упражнение из йоги, которое учило отключать сознание и полностью расслабиться. Я представил, как я на огромной скорости лечу в облаках и мое лицо обдувают бешеные потоки воздуха. Эдакий Боинг-747 в кресле стоматолога.

И стало легче.

Барьеры, которые я настроил в голове рухнули и освободили сознание, которое устремилось прочь от того места, которое пахло болью. Об этом легко говорить, но очень трудно этому научиться.

Извечный философский трёп «бытие определяет сознание или наоборот?». Я склоняюсь к варианту, что сознание рисует мир в наших головах, а потом мы старательно и весьма последовательно воплощаем в жизнь все то, чего намалевали там, у себя в грецких орехах.

Виктор Франкл в своей книге «Психолог в концлагере» рассказал об одном интересном случае. В лагере к нему подошел человек и сказал, что ему приснился сон. Во сне какой-то голос сказал ему, что этот человек может узнать все, что захочет. Нужно лишь задать правильный вопрос. И тогда он спросил о том, когда закончится война и вместе с ней их мучения? Голос ответил ему, что все закончится 30 марта. Вопрос во сне был задан в феврале 45-года. 45 года, понимаете? До конца войны, всего ничего, пару раз переслушать дискографию Эминема.

Тот человек посчитал этот сон пророчеством. Стал ждать и полностью жил этим числом. Но положительных вестей с фронта так и не было. В конце концов, 29 марта он слег с высокой температурой, а 30 числа его не стало. Сыпной тиф убил его именно 30 числа.

Но здесь дело не только в болезни. Человек полностью настроил себя на то, что его жизнь изменится. В мечтах он уже был там, в другой жизни, в которой не было слез и мучений. Но в итоге тот фундамент, который он построил в голове, он рухнул под напором разочарования.

И это касается абсолютно всего. Можно придумать в своей голове, что в 25 лет ты должен зарабатывать никак не больше тех 60-летних начальников, у которых сорокалетний опыт за плечами. Можно думать, что ты никогда не сможешь подтянутся больше 5 раз, потому что все попытки в школе заканчивались именно этим числом. Можно поверить в то, что ты патриот, что в нашей стране куча интересных мест и в итоге никогда в своей жизни не побывать ни в одной другой стране. Путешествия для тебя ограничатся Золотым Кольцом России.

Деньги, здоровье, мечты, способности — все это можно загнать в угол и поставить на этом запор именно в своей голове. Эти кандалы, в конце концов, окажутся самыми крепкими и никакие внешние обстоятельства не помогут вам сбежать.

В 10 классе мне сделали операцию на животе и оставили достаточно кривой шрам (как я узнал позже). Из-за этой операции я всю жизнь думал, что мое устройство живота никогда не позволит накачать мне кубики. Именно поэтому я занимался прессом спустя рукава. Зачем напрягаться, если ничего не изменить? Но месяца 2 назад я понял, что я ведь, в сущности, никогда и не пробовал сделать себе красивый живот. Отмазывался, отнекивался, успокаивал себя тем, что ничего уже не сделать.

Теперь я делаю по 400 повторений упражнений на пресс каждую тренировку. Стараюсь нагрузить его как можно больше. Не добьюсь результата? Да хрен с ним. Зато я буду знать, что я смог сломать очередной барьер в своей голове и попробовал что-то изменить.

Также по этой теме

5 комментариев на «“In your head”»

  1. Тута:

    А я вот тоже никак не дойду к стоматологу. Мне тоже светить одновременное расставание с кучебаблом и остатком опытного зуба )))

  2. Art:

    Кстати, пресс ты неправильно качаешь по крайней мере критерии оценки у тебя неверные не нужно гнаться за количеством, нужно делать правильно, тянуть мышцы между подходами и т.п.

    • MaximFF:

      Art, да я знаю теорию. У меня аж несколько знакомых тренеров есть) Я
      просто наплевательски относился именно к прессу. Делал раз по 60 за
      тренировку раньше, а сейчас делаю в 7 раз больше и слежу за
      правильностью…

  3. Ростислав:

    Отличный пост. Прочитал просто на одном дыхании и согласен с каждым словом.

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика